Maroon
For the oak and the ash, and the bonny ivy tree all flourish and bloom in my north country.
Говорят, больше всего не любишь в других то, что не переносишь в себе. Меня огорчают беспричинные философствования, надуманная умудренность периода пубертата, выражающаяся речами убежденность в своем превосходстве и первопроходстве. Не могу с собой справиться, когда вижу такое: во мне в такой момент нет уважения к самостоятельному существу, хочется пришибить кирпичом.
И часто мне хочется пришибить себя, за наглость, незрелость, наигранность. За лишний пафос, за стремление всегда показать все, что во мне есть хорошего, за ожидание непременной похвалы и оценки. Я хочу научиться писать связные, длинные, захватывающие тексты, но сам процесс кажется мне до того наигранным, что не делаю ничего.
Вот, вуаля. Теперь, подумав, что рассказывать о хорошем - равно хвастовству и фатовству, я начинаю по заведенному обычаю как заведенная ныть и ругаться. С этим всем надо что-то делать.
Так не хочется оказаться отстающей, так хочется наполнить себя всем, быть цельной, отличающейся, отличной. Вот логика? Какие тут связные тексты, Маш. Абзац назад - "сделаю что-то с нытьем". Этот - логично было бы завершить - "бат айм э крип!"

А вообще - уткнусь ка я в свои штудии искусства. Какое счастье, в этом я нашла себя настолько, что готова петь от радости.